Vagrant Dogs: Sands of time

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vagrant Dogs: Sands of time » Тетрадь личин » героиновый рай.


героиновый рай.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

*Имя
n-hass|эн-хэз.
кеншин. подлинное имя.
гуманоид. дубровский

*Возраст
5.6 лет.

*Пол
женский.

*Порода
помесь сарлосской волчьей собаки и бордер-колли.

*Принадлежность
бродячий.

*Характер
« tomorrow's getting harder
make no mistake
luck ain't even
lucky
got to make your own breaks.»

«ты свернулась калачиком в коробке, притянув к себе любимого фиолетового слона. За окном давным давно сияла луна, но тебе не хотелось спать. Такое бывает. Иногда ты попросту отрубалась на месте, в кресле, в метро, а ночью подолгу ворочалась в коробке, не в состоянии уснуть – слишком много мыслей накопилось за день, и их всех надо в обязательном порядке обработать. Глаза упорно не закрывались, и снова принялась мечтать.
казалось, мечты – это единственное, что у нее хорошо получается. А ведь она умела спать наяву. В самом деле, проваливаясь куда-то в собственные миры, она могла не замечать того, что происходит за ее спиной или же совсем рядом с в меру любопытным носиком. Корабли, принцы, белые кони. Как бы ты хотела оказаться в каких-то средневековых веках, где еще возможны были сказки, и «живые» верили в драконов. Но это было давно, когда была маленькая, и мать тихо пела неизвестные слова.
ты была обычным тихим малышом, не нарушала правила, боясь гнева старших, старалась достаточно хорошо прислушиваться к мнениям.
страх перед неизведанным. Страх перед темнотой. Наверное, не надо было в детстве так сильно увлекаться людьми. Но дело было даже в очередном взгляде на этих существ. Они просто разбавляли твое буйное воображение, и ночью тебя охватывал неудержимый страх – ты боялась любого шороха, любого странного звука. А вот со страхами дело шло совсем по другой параллели. Ты боялась справляться с ними. Будь с тобой рядом даже маленький ребенок, который просто захотел потрогать милого пса, ты будешь его бояться. В принципе, у тебя с самого рождения проблемы со здоровьем и психикой: ангинофобия – боязнь захлебнуться, удушья, нозокомефобия – боязнь больниц, гафефобия – боязнь быть погребенным заживо
когда ты была в печали, или же по-другому в сильном эмоциальном стрессе, тебя нельзя было успокаивать – от этого ты начинала страдать еще сильнее, даже не думая о том, что тебе пытаются оказать какую-либо помощь. Ты бы стала сильнее – инстинкт мамочки просыпается, наверное, в любом существе, даже в юном.
но, к счастью, все кошмары вместе с тобой переживала твоя родительница. Ты была благодарна ей за это. Она не успокаивала тебя, нет. Она не любила успокаивать, считая это ненужным. Она просто сидела рядом в коробке, и пыталась просунуть маленькую ободраную игрушку-слоника. И от этого простого, как казалось, жеста, малышу становилось спокойней.
постепенно ты успокаиваешься и на морде появляется привычное холодное, отрешенное выражение. Тебя трудно было удивить или же покорить и ты это знала. Скрывать свои эмоции надо пытаться, хотя стараться уметь, иначе можно навлечь на себя кучу неприятностей. С знакомыми можно и открыться, но тебе сегодня хотелось побыть холодной куклой, а не добрым малышом. Перемены в твоем настроении уже давно перестали пугать, это было таким обычным, как ежедневное поедание какого-либо мусора. Твой длинный язык, и неразборчивость слов давно стали твоим коньком. А этого конька пора выпустить на волю, в морские просторы, а не держать у себя.».

« i ain't gonna be just a face in the crowd
you're gonna hear my voice
when I shout it out loud.»

меланхолична, склонна долго думать над словами окружающих к ее персоне. Задумчива. В свои годы пока очень противоречива, и временами трудно понять окружающим, но не смотря на эту трудность, она пытается стать более общительной – выходит не очень хорошо, старается.
она пытается быть отзывчивой, но порою трусость, и эгоизм играют с ней злую шутку. У нее весьма болезненное чувство справедливости и бунтовской характер. Вот только часто личные бунты остаются лишь в мечтах, псина боязлива и нередко боится наделать ошибок, из-за чего их и совершает.
часто говорит вещи, которые обидны для слушателя, однако у нее такое чувство юмора. К сожалению не каждый это понимает.
упряма, однако если постараться, то переспорить ее можно. Пытается делать все, как хочет сама, но часто мнение окружающих заставляет изменять решение. Иногда замыкается в себе и не пускает в свою душу никого. Всегда предпочитала справляться с трудностями самостоятельно, но и от помощи не откажется.
рассудительна, всегда пытается вначале спланировать свои поступки, прежде чем совершать их. Тем не менее, иногда случается так, что между поступком и его обдумыванием проходит совсем немного времени.
по-настоящему любит жизнь. Постоянно задает себе вопрос, в чем смысл жизни, и зачем она родилась.
артистична. Может притвориться, кем угодно, будь то любимый домашний щенок или же грязная помойная шавка. Она играет со своими чувствами так же, как и с чувствами окружающих. Любит разыгрывать комедии, заставлять их верить в них. Однако позже вполне может заметить, что сама поверила в эту чушь.
страдать всегда предпочитает в одиночестве, так как сама может вполне успокоить себя, а от жалости окружающих не успокоится.
часто попадает в неловкие ситуации благодаря не самым удачным шуткам. В такие моменты предпочитает отмалчиваться следующую часть разговора.
преданна. Если любит кого-то, то вполне может пойти ради него на все. Однако не следует «вытирать об нее ноги».
она по-настоящему злопамятна, может, с виду и будет казаться, что она относиться к вам дружелюбно, но на самом деле это не так. Пытается, когда ей это нужно, прятать свои настоящие чувства далеко, чтобы не выпасть в некрасивую ситуацию. Стеснительна, она вряд ли подойдет на улице к незнакомому человеку, чтобы поприветстовать его.

*Внешность
понятие «красота» настолько растяжимое и во многом глупое, что нет смысла его употреблять вообще. Что есть красота? Никто не сможет дать этому понятию точного определения, а тем более привести объективный пример. Красота – настолько субъективное понятие, что лучше не упоминать о нем. Отталкиваться мы будем от слова «симпатичный». Симпатичный – это неплохая фигура, миловидное лицо  и чувство стиля. Дубровский довольно симпатична.
При своем достаточно среднем росте, она практически анорексичка. Ее вес никогда не превышает 43 килограммов. И при том, как бы и что бы она не ела, все остается без каких-либо изменений. Очень худые передние конечности и задние, почти прямое телосложение, небольшая грудь, малозаметная талия и немного полноватые бедра. Острые плечи, маленькие лапы, что, наверное, в большей степени бесит ее в себе, и все та же чертова анорексичность.
возвращаемся к морде. Как уже было сказано миловидные черты лица – одна треть секрета симпатичности. Закругленная форма головы, вытянутая морда и узкая пасть. Шарикообразные карие глаза, прямой, но черный широкий нос.
основной цвет шерсти – черно-белый, который достался от обоих родителей. На лбу проходит небольшого размера узкая и белая линия.
а еще она в коротких ухмылках, усмешках и полуулыбках. Она редко когда улыбается нормально. Куда чаще краешки ее губ на мгновение взметаются вверх, после чего тут же опускаются. Это короткое проявление радости или одобрения значит куда больше натянутой глянцевой улыбки в стиле голливуда. Удивление часто сопровождается взметанием левой брови вверх, в когда пребывает в состоянии меланхоличной радости щурит глаза, словно смотрит на солнце.

*Биография
« ты снимаешь вечернее платье, стоя лицом к стене,
и я вижу свежие шрамы, на гладкой, как бархат спине.
мне хочется плакать от боли, или забыться во сне.
где твои крылья, которые так нравились мне?.»

– как здорово, когда у тебя все есть, не правда ли? – вполне изящный, но тихий голосок прорывается в ваше сознание, заставляя полностью забыться, прорезающий скудную тишину весьма просторной клетки и заносит в опавшее молчание горячее тепло живого существа. Тварь, сидевшая неподалеку, усмехается и отводит серый взгляд в противоположную сторону. Да, возможно, у тебя имелось многое. Беззаботное детство, наполненная одной только радостью, прекрасная зрелость, когда вдоволь позволено порезвиться на молодой траве с ровестниками, теплый, прикасающий к тебе нос любимого, тихий шепот матери над больным плодом, капелька власти. Несомненно, у мальнекого животного была власть, а как же, Бог? Дитя породистого пса... это власть. И может, именно пустая алчность так высоко сказалась на твоем наплевательском характере.
она до сих пор не смогла дать ответ на фразу своего друга, проводя по его внешнему виду немым взглядом. Особенный сумрак клетки, ее необыкновенное точное эхо,  способное расстворить любой лишний шорох, какой-нибудь тяжкий вздох. Молчание. Зачем здесь использовать глупые слова, к чему ей соглашаться с этим странным и прямым аргументом, зачем опровергать жгучую правду. Она тебе нравилась, чем-то привлекала, мысленно ты кричала, визжала, шептала положительные и правильные ответы, а реальность другая – тихая усмешка, полуприкрытые темные глаза, почти что закрытые, но в сознании отчетливо возникают картинки, отчетливое изображение происходящего. Ее друг не спеша, так, чтобы не потревожить и не прервать тишину подбирается к решетке, садясь на холодный пол. Рычать. Он не должен был сидеть рядом, это слишком портит твою репутацию, это губит твою гордость. Ей надоедает постоянно жить одной, ей нравится дружить с одиночеством, она любит разговаривать с пустотой и укрываться беззаботностью. Она с большим удовольствием столкнула бы наглого друга на землю, но лапа не может подняться. Она никогда не смогла бы прогнать его прочь. Этот странный зверь был ей жизненно необходим.
сколько не нужен, столько и необходим. И если бы могла, она бы его с радостью купила. Гуманоид смогла бы заплатить за него кусок свежего мяска. Заплатить, закинуть куда-нибудь подальше, в самый темный угол такого же мрачного коридора и изредка им любоваться. Только так маленькое дитя была бы всегда рядом с ним. Рядом с ним. И сейчас он тоже – рядом, так близко. Мерзкий, отвратительный, плохой, ничтожный, дешевый.

«15 день первого месяца года. Январь.
Их первый помет, первые щенята должны были стать настоящей сенсацией.
– позовем к себе знатных особ, соберем совет, дадим десятки голосов, огласим все их имена. Найдем нашим детям лучших самочек, которые могли бы достойно ухаживать за ними, обустроем целую коробку, назовем в честь них моих подопечных. – верещал старый отец, восседающий на небольшом потрепанном диване, изредка переводя глаза на возящих в недалеке юных детей. Не трудно было догадаться, что это был его первый помет. Вторый, обязательно сыновей, в скором времени принесет ему любимая. Он уже ясно сказал, что если родятся одни девочки, то он немедленно покинет свое законное место. Помешанный и сумашедший взгляд пса лучисто бегает от вереницы слуг, к помету и обратно. Отец счастлив, отец на грани. Маленький щенок что-то довольно мурлыкает, щелкает крошечными зубками, улыбается и поворачивает голову, ища самого родного, самую родную. Его пронзительный взор, одновременно испуганный  и молящий замечает отец, и буквально в ту же секунду кладет рядом с собой.
– потерпи, потерпи. Совсем скоро ты сможешь играть со своим младшим братом. Вам не будет скучно, нет.»

играть со своим младшим братом. Гуманоид медленно закрывает глаза, уходя все дальше в свои мысли, в воспоминания.
она была вторым существом в их большом и холодном семействе. У нее были кузины. Три кузины. Самые красивые, самые любимые, самые милые и такие изысканные. Ее три вазочки, в которых любили прятаться три великолепныз розочки. Две из них были самыми любимыми, и она подсыпала им порошочек из цветочного магазина, чтобы стояли в вазе подольше, а последнюю ты любила только взглядом. Первая – яркая, совершенно ни от кого независимая Белла. Вторая – бледно-кремовая, Азирия, всегда ясная и лучистая. И третья – белая, пронзительно-белоснежная, нежная, только-только распустившийся цветок – Нарцисса. Ее три розочки часто гостили во дворе, они часто забавлялись, часто совершали глупости, думали о высших планах, о глупых захватах, когда тебя просто поражали их противоположные характеры, как они могли быть вместе.
она любила это созвездие, она могла мечтать о нем круглыми сутками, она могла восхищаться им, могла писать ему мемуары, могла признаваться в любви, могла кричать в морозный утренний воздух, могла быть вечно преданным его созвездию. Только вот его яркая звезда, тот человек, которому она принадлежала. Она его ненавидела. Порой то, что вот, то самое созвездие живет с ней в одном доме, иногда будит ее утром, иногда кричит на нее и замахивается, доводило ее до истерик. Она просто не могла свыкнуть с мыслью о том, что простой брат, глупец, мог стать ей нечто большим, чем просто родственником. Она клялась себе не вспоминать его, забыть о жалкой тваре, всегда поддерживать родителей, насюсюкивать младшую Нарциссу против него же, но не молга довести свою ненависть до последнего шага. Ей настолько прекрасно было, когда он где-то далеко и настолько же прекрасно, когда он прижимается к ее доброму и родному плечу и тихонечко засыпает. Она могла легко любить его, и настолько же легко прощаться с ним. Хотя, продолжительные отсутствия старшего брата сводили ее на нет. И тогда, забираясь на высокий холм во время вечерней прогулки, она смотрела на небо, думала о звездах, о космосе и о конце Света. Интересно, а конец света... они обязательно его встретят вместе. И можно забыть о его глупых друзьях, о необдуманных выходках, о небрежных шутках. Тогда нужно помнить лишь хорошее, лишь самое-самое теплое. И странно, что это теплое плотно чередовалось у них с плохим, с язвительным. Глядя на далекое бесконечное полотно, это плохое быстро забывалось, быстро исчезало, оставляя лишь маленькое, но до боли сильное желание его увидеть, увидеть для вечности, для цельной картинки. Лишь увидеть и оттолкнуть. Опять. Похоже, он свел тебя с ума.
маленькая, тощая фигурка внезапно открыла глаза. Нет, она не любила эти воспоминания. Все они говорили, все они напоминали ей о нем. Заставляли мечтать о его голосе, о его душе, о его характере, о его тепле. Его тепло. И опять. Его тепла нет, эта глупая иллюзия. Собака перевела взгляд на друга. Он все так же сидел, спокойно, совершенно спокойно, будто, как и в немом кино, выслушав его всего, до конца, одним лишь взглядом. Сумрак сгущался, а маленький зверь, поджав хвост под себя, четким и твердым взглядом уставился на собеседника. Ей больше не хотелось сидеть с ним рядом, она получила этого в меру. На языке вертится «уходи, уходи, уходи», а губы просто не осмеливаются начать эту серую фразу. Она медленно изучает уже виденное выражение морды. Он красивый. Да, он красивый. Ты на него совсем не похожа. Совсем не похожа. Вглядываешься в его необычные глаза и изучаешь свое собственное отражение. Тебе все еще страшно смотреть в его глаза прямо, но ты уверенно смотришь, перебарывая все свои страхи. Тебе хочется. Шерсть в страшном беспорядке. Серые, может слегка черноватые глаза полуприкрыты, слишком девчачье лицо в странной и неопрятной усмешке. Веселой усмешке. Весь корпус легко поместился под маленьким пледом, вместе с ним же там и подушка. Ее друг не уходит, ее друг сидит рядом. Она изучает и его, его неровную осанку, его маленький дефект «левое плечо выше правого», его прищуренный взгляд. По сути дела этому наглецу нужно носить очки, причем каждый день, но он умело вывертывается, отнекиваясь разными обязательствами. Взгляд друга проскальзывает дальше, очерчивает его внешность и спокойно возвращается назад. Если ты и решила смотреть ему прямо в глаза, она поступит так же. И она будет смотреть ему прямо в глаза, его насмешливые, лживые, но открытые на эмоции глаза. На негативные эмоции. Она давно не смотрела на него с нежностью, с заботой, с лаской. И ему давно не улыбался. Она скучал. Они оба скучали.
Дубровский легко выскользнула из пледа и, спустившись на холодный пол, встала на лапы. Обойдя кругом всю клетку, она уже собралась оставить своего друга в одиночестве. Их пустая беседа только навеяла ей разные мысли. И все мысли только об одном. Ей хочется опять на свое место. На свой подоконник, обнять свою подушку и смотреть на небо. Смотреть на звезды и мечтать. Она решительным шагом двинулась к двери, чтобы покинуть это прохладное, нелюбимое помещение. Это одинокое помещение. Существа, что держат животных уже давно спят, в здании царит тишина. Ин проскальзывает до своей комнаты. Ее провожают взгляды возмущенных портретов, она их разбудила своими шагами. Неживые портреты, глупые изображения. Вы никогда не увидите его звезд, никогда не вдохнете весеннего воздуха, никогда не обнимите живое тело. Глупые закованные портреты.

*Места обитания
свалки, улицы.

*Качества
стандартные.

*Фобии
ангинофобия – боязнь захлебнуться, удушья.
нозокомефобия – боязнь больниц.
гафефобия – боязнь быть погребенным заживо.

*Прочитаны ли правила?
да.

*Связь
icq|584657312.

0

2

n-hass
Замечательная анкета. Принята безусловно :3

0


Вы здесь » Vagrant Dogs: Sands of time » Тетрадь личин » героиновый рай.